Идеологические принципы и логика функционирования информационно связанных виртуальных сетевых сообществ

 

Сегодняшний переход к постиндустриальному развитию, глобализации и информационным технологиям требует развития адекватной идеологической платформы, новых идеологических принципов, которые составили бы основы социального и экономического функционирования информационно связанных обществ, в которых использование знаний и осуществление операций приобретает форму предоставления и обработки всевозможного контента (информационного, интеллектуального, транзакционного, стоимостного, инновационного и т.п.). Важное значение в формировании общественной идеологии принадлежит системе экономических отношений, обеспечивающей производство и распределение стоимости в процессе хозяйственной деятельности.

В статье рассматриваются подходы к формированию новых идеологических принципов, ориентированных на требования новой постиндустриальной экономики, предусматривающей все большее использование нематериальных активов, интеллектуального капитала и авторского права, а также базирующейся на новых формах проведения операций и обмена обязательствами, которые дополняют функциональные возможности существующих финансово-кредитных систем по обеспечению хозяйственной деятельности в глобальном информационно связанном экономическом пространстве и уменьшают негативные последствия финансовых кризисов на стабильность экономического развития.

 

Каждый этап развития человечества неизменно требовал наличия идеологической платформы, отражавшей особенности развития общества на данном этапе, регламентирующей социальные отношения между его членами, закладывая при этом основные духовные и моральные принципы, религиозные постулаты, основы этических отношений. Развитие идеологии отражало изменения в социальном договоре, ковенантах, конституциях, что воспроизводило в обществе новое восприятие мироздания, новые отношения между людьми.

Переход от языческих форм общественного устройства к феодальным устоям был ознаменован принятием христианства. В свою очередь, переход от феодализма к капитализму – протестантством и пуританизмом. Развитие капитализма характеризовалось идеологическим переходом, основывающимся на демократических идеях Ж.-Ж. Руссо, его новом «социальном договоре» [2]. Эпоха перехода к индустриализму была подкреплена идеологией развития рынка (общественной собственностью «акционерного капитала»), идеологией социализма (общенародной собственностью), а также воинствующим материализмом и атеизмом.

Трудно сказать, что первично: идеология или сам новый этап развития, но человек всегда искал и будет искать идеологическое восприятие своих действий, выдвигая различные принципы для понимания своей сущности, своего утверждения в окружающем мире и происходящих событиях.

Анализируя переход к постиндустриальному [5] развитию, глобализации, информационным технологиям, можно прийти к выводу, что развитие идеологической платформы этого перехода существенно запоздало, то есть нет этических принципов и норм, которые составили бы основы социального и экономического функционирования информационно связанных обществ (включая виртуальные электронные сообщества и операционно связанные экономические формирования типа виртуальных предприятий, организованных экономических полей и организованных рынков).

Разрозненные, фрагментарные решения и идеи не дают ни основных понятий, ни идеологического фундамента, а массовое проявление индивидуализации различной идейности, морали, различных религиозных, культурных взглядов, особенно ярко проявляющееся в бурном развитии всевозможных видов электронного взаимодействия на базе глобальных сетей (в частности, сети Интернет), вызывает неоднозначное понимание реалий сегодняшних общественных отношений и перспективных направлений социального и экономического развития.

Поэтому становятся понятны идеи создания информационного щита Соединенных Штатов Америки, обеспокоенность потерей власти в различных государствах, антиглобализационные течения в Европе, смешивание различных культур, верований, устоев – все это проявления отсутствия идеологической платформы постиндустриального развития, которая бы обеспечивала консолидацию общества вокруг новых социальных ценностей.

Сегодня общество постепенно отходит от теории свободы добровольного рабства – от идеи государственности (подчинения социума государственной машине, управляемой избранными представителями) как основы развития личности и общества, которая была характерна для индустриальной эпохи. Стирается грань различия естественной свободы, как порочной иллюзии, и свободы морали, ограниченной рамками государственности. Отходит в прошлое понятие высшей свободы как безропотного подчинения государственным и общественным законам.

Очевидно, что как автократия и авторитаризм монархий и диктатур, которых не желали библейские пророки [1] («и приемли как терпимое зло, как несовершенное установление, порожденное слабостью людей»), так и демократия, упоминания о которой нет в Ветхом Завете, а само ее принятие, по утверждению большинства теологов, прямо противоречит пятой библейской заповеди [3] – ассоциируются сегодня с неудавшимися попытками поиска истины или временным ее предположением.

Мир сделал очередной оборот и вернулся к понятию всеобщего восприятия и понимания закона в новой ипостаси, для которой характерна вера в развитие личности в другой динамике движения времени (online), происходящей в глобально связанном информационном пространстве. Это, в свою очередь, ведет к формированию новых сообществ с новыми подходами, основанными на всеобщности, международности моральных принципов в области создания стандартов обеспечения и реализации новой страницы общественного развития.

Развитие современных электронных информационных и коммуникационных технологий привело к созданию нового вида сообществ – электронных сообществ, которые можно рассматривать с точки зрения третьего вида свободы, которая не ограничивается рамками гражданских прав, не имеет границ общения, восприятия, где декларирование своих правдивых или обманчивых качеств так или иначе должно соответствовать предрасположению человека к самоограничению во имя благополучия, равномерного постоянства развития и стремления к гармонии. Вместе с тем создание и функционирование электронных сообществ может быть достигнуто только на основе принятия общественных стандартов, правил взаимодействия и норм.

Такого рода электронный свободный союз должен строиться на концепции направленности воли к созидательным устремлениям человека и внеличностных пределах принимаемых норм, возрождающих стремление к гармонизации развития социального прогресса.

Вместе с тем возникает целый ряд вопросов о том, в каком виде и в каком направлении должно идти развитие общества? На каких принципах и законах необходимо строить информационное сообщество? Какие приоритеты накопленных человечеством философских учений, теорий, концепций выдвигать на первый этап? Какие законы достойны быть применимы, какими этическими понятиями следует воспользоваться? Какая логическая последовательность необходима в таком построении? Какую форму приобретает обучение?

Важное значение в формировании идеологии имеет экономика. Поэтому, оставляя в стороне всевозможные духовные, религиозные и нравственные аспекты, рассмотрим формирование идеологических принципов только в рамках системы экономических отношений постиндустриальной эпохи – системы, предусматривающей производство стоимости в процессе хозяйственной деятельности и распределение этой стоимости в установленной структуре производственных и общественных отношений.

 

Отличительные черты постиндустриальной экономики

 

Постиндустриальная эпоха [4] привнесла сегодня традиционный формат диалектического противоречия в общественное развитие, а именно опережающее ускорение в развитии производительных сил и постоянное запаздывание в реформировании производственных и общественных отношений.

Концепция прогрессирующего развития экономики, которая пронизывала всю идеологию в эпоху индустриализма, идеологию, опиравшуюся на материализм, атеизм, на приумножение капитала как главную цель развивающегося глобального рынка, а также на стремление к товарному изобилию, сегодня практически себя исчерпала и породила концептуальный кризис: прогрессирующее развитие инноваций носит разрушительный экономический характер в условиях достигнутого товарного изобилия.

Причину кризиса следует искать в несоответствии характера индустриального производства требованиям постиндустриального периода. Действительно, в прежние эпохи в производстве и создании стоимости превалировали в основном материальные ресурсы, мускульная сила и физический труд. Сегодня же увеличение доли интеллектуального труда в процессах создания стоимости, а также появление разнообразных нематериальных активов привели к диалектическому противоречию, когда развитие производительных сил не вписывается в прежние рамки производственных и общественных отношений.

Так, прежняя индустриальная модель экономики предполагала производство и создание стоимости посредством материальных средств производства в четких и защищенных границах региональных, национальных и отраслевых рынков, а предложение товаров и услуг, как правило, рождалось спросом и потребностями рынка. Более того, спрос всегда опережал предложение – налицо была нехватка ресурсов (сырьевых, человеческих, финансовых и т.п.), включая средства производства.

Сегодня в постиндустриальной модели экономики все наоборот – предложение товаров и услуг постоянно и намного опережает платежеспособный спрос. Более того, спрос и потребности могут оказаться весьма ограниченными и примитивными и возникает большая проблема по формированию потребительских потребностей на фоне непредсказуемых условий рыночных отношений. (Поэтому одним из выходов из кризиса является работа с будущими потребностями, например на основе деривативов как замкнутой обратной связи потребностей и производства, спроса и предложения.)

Приведем некоторые наиболее значимые отличия, которые характеризуют новую постиндустриальную экономику и представлены в таблице 1.

 

Таблица. 1. Отличительные признаки новой экономики

 

Признаки

Пояснения

1

Возрастание роли знаний и нематериальных активов

Знания становятся важной составляющей продукции. Знания привносятся в стоимостной цепочке. Умственный труд начинает преобладать в создании материальных ценностей, получении доходов и прибылей. Сфера обращения нематериальных активов становится непременным атрибутом экономического взаимодействия

2

Появление виртуальных предприятий и организаций

Управление физическими процессами переносится в виртуальную форму, что упрощает координацию и организацию взаимодействия. Появляются широкие возможности для экономии и планирования деятельности

3.

Переход от массового производства к выполнению индивидуальных заказов

Отход от административно-командной иерархии к бригадным структурам и организационно-матричному укладу экономики. Предоставление отдельным работникам и рабочим группам (бригадам) свободы действий и возможности создавать дополнительные ценности. Идет формирование предметных тезаурусов, а также унифицированных компонентов, предполагающих многократное использование и быстрое сочленение

4

Использование инфраструктуры информационно-коммуникационных сетей для организации взаимодействия предприятий

Создание материальных ценностей, торговля, общественная жизнь концентрируются вокруг сетевой инфраструктуры. Предприятие нового типа – сетевое. Новая технология, ранее доступная только корпоративным иерархическим структурам, теперь предоставляет возможности для создания модульных независимых структурных компонентов организации, которые составляют единую сеть услуг

5

Расширение функций посредничества

Переход от иерархических многоуровневых систем производства и сбыта к новым сетевым моделям ведения бизнеса. Централизованные иерархические системы взаимоотношений вытесняются одноуровневыми моделями сетевого взаимодействия, что требует более широкого привлечения специализированных посредников-экспертов (месседжеров)

6

Растущий поток инноваций

Нововведения становятся главной движущей силой экономической деятельности и роста благосостояния. Главным источником создания ценностей становится человеческое воображение (направленное мышление as noss), синтезирующее разнообразные формы товарных рынков для удовлетворения потенциала потребительских «инициаций». Традиционные факторы успеха – доступ к сырью, производительность труда, масштабы, стоимость рабочей силы – утрачивают свое значение на фоне избыточности производственных мощностей, индивидуализированного производства, сокращения жизненного цикла продуктов и быстрой смены рыночной конъюнктуры. Одним из решающих преимуществ компаний на рынке становится процесс непрерывного обучения, имеющий целью привнесение добавленной стоимости – знаний – в различные этапы производственного цикла

7

Стирание граней между производителем и потребителем

Заказчики все больше вовлекаются в производственный процесс, предоставляя свои знания, информацию и соображения для определения технических характеристик продукции, персонификации интерфейсов и интерактивного управления бизнес-процессами

8

Рост динамики экономических процессов

Новая экономика действует в режиме реального времени. Торговля становится электронной, сделки и связь осуществляются в интегрированной виртуальной среде коллективного взаимодействия. Жизненный цикл продукции сокращается. Предприятие нового типа, действуя в режиме реального времени, непрерывно и мгновенно подстраивается под изменяющиеся условия бизнеса

9

Глобализация масштабов и процессов

С развитием глобальных информационно-коммуникационных сетей экономика превращается в общемировую, хотя некоторые предприятия будут продолжать работать в региональных масштабах. Предприятие нового типа обеспечивает работу географически распределенных сотрудников. Объединенные в сеть группы предприятий сотрудничают в глобальных масштабах для достижения целей хозяйственной деятельности. Сеть обеспечивает доступ к необходимой информации и коммуникациям из любого места

10

Обострение потребности в реорганизации производственных отношений

Во многих фирмах растущая функциональность информационных систем вступает в противоречие с устоявшейся хозяйственной деятельностью. Старые технологические системы вступают в конфликт с новыми техническими принципами. Принципы корпоратизации начинают противоречить необходимости деловой кооперации и новой мотивации труда сотрудников, особенно в сфере раздела материальных благ

 

Диалектический кризис индустриальной идеологии: пример рынка телекоммуникаций

Отсутствие новой идеологии, которая определяла бы развитие отраслей экономики в условиях постиндустриальных общественных отношений, а также протекающий кризис индустриальной идеологии можно наблюдать на примере рынка телекоммуникаций, который наиболее подвержен инновациям, разрушающим устоявшиеся методы ведения бизнеса и получения прибыли.

В технологическом развитии современного рынка телекоммуникаций можно условно выделить следующие фазы, каждая из которых характеризуется наличием ярко выраженного противоречия между инновационными изменениями производительных сил и устоявшейся системой производственных отношений, что влечет за собой необходимость серьезного реформирования отрасли для преодоления этого противоречия.

1. Фаза телефонного трафика – характеризовала собой индустриальный период развития рынка телекоммуникаций и достигла своего апогея в конце 1990-х годов, когда на традиционных телефонных сетях на основе развернутых цифровых технологий (SDH, ISDN) стало возможно передавать разнообразный мультимедийный трафик (голос-данные-видео). Именно появление мультимедийного трафика породило противоречие между ростом потребности в этом трафике, а также нерациональным использованием и дороговизной резервируемой полосы пропускания.

2. Фаза трафика данных – интенсивное развитие этой фазы началось в конце 1990-х годов и было связано с появлением целого ряда инноваций на базе цифровых сетевых технологий, что привело к появлению принципиально новых телекоммуникационных сетей – так называемых пакетных сетей (в частности, сети Интернет), которые на базе новых технологий коммутации (IP, ATM, Frame Relay) обеспечили переход от однородной коммутации каналов к индивидуализированной коммутации дискретных квантов информации – коммутации пакетов. Это привело к интенсивной «виртуализации» коммуникационных услуг – появлению виртуальных корпоративных сетей, виртуальных операторов связи, виртуальных ресурсов, виртуальных серверов и т.п. То есть новые технологии позволили работать с ресурсами общественных сетей в режиме и форматах специализированных, обособленных, хорошо защищенных сетей, что резко удешевило телекоммуникационные услуги и сделало их общедоступными широкому кругу потребителей.

Эту фазу можно считать началом периода постиндустриальных экономических отношений в области телекоммуникаций. Именно на этой фазе возникли диалектические противоречия, которые потребовали пересмотра и смены идеологии развития сетей и рынка телекоммуникационных услуг. Приведем некоторые из наиболее значимых противоречий.

1. Отход от товаро-центрической модели рынка в сторону потребителе-центрической модели. Значительное расширение спектра и снижение стоимости телекоммуникационных услуг, предоставляемых на основе новых технологий и виртуализации сетевых и информационных ресурсов, привели традиционную товаро-центрическую модель предоставления сервисов, основанную на перечне услуг и прайс-листах, в глубокий кризис – она уже не обеспечивала роста прибыли и развитие рынка, услуги были однотипными, а конкуренция все возрастала. Более того, услуги, предназначенные для индивидуального потребления (например, различные «безлимитные» пакеты для Интернет, мобильной связи и т.п.) стали предметом перепродажи (то есть коммерческого использования), что привело к потере доходов операторов и технологическим перегрузкам в сетях. Выход сразу же нашелся в виде новой «потребителе-центрической» модели, предполагающей ориентацию на клиента как прямой источник дохода, а также обеспечение идентификации клиента, индивидуализации его потребностей и индивидуализацию предоставления услуг.

Именно здесь в телекоммуникациях произошла смена ориентации с валовых потребностей рынка, находящегося в постоянном дефиците ресурсов, на конкретного потребителя, живущего в условиях товарного изобилия и характеризующегося индивидуальными потребностями.

Начиная с этой фазы можно считать, что рынок телекоммуникаций достиг ресурсного изобилия, доступности ценовых предложений и глобальной операционной и функциональной связности, что тут же вылилось в переконфигурирование мировой экономики в формат «глобализации» на основе новых технологий. То есть речь сегодня идет уже не об очередном экономическом кризисе под названием «глобализация», а именно о тотальном переформатировании мировой и национальных экономик в новую систему общественных отношений – информационно, коммуникационно и операционно связанных в глобальном масштабе.

2. Появление «цифровых» активов. Развитие пакетных сетей породило новый вид нематериальных активов – «цифровые» активы, которые характеризуются тем, что используются, но не расходуются. Эти «цифровые» активы, имеющие, как правило, вид программного кода или компьютерных приложений, будучи размещенными на глобальных сетях приводят к генерации добавленной стоимости. И тут же возникает проблема: как распределять эту новую добавленную стоимость «цифровых» активов? Системы сегодняшних экономических и финансово-кредитных отношений оказались к этому абсолютно не готовыми, так как речь шла о глубоком переформатировании рынка телекоммуникаций, изменении потоков и структуры прибыли, структуры рабочих мест, об учете интеллектуальной собственности и обеспечении социальных гарантий при разрушительном воздействии инновационных технологий.

До сих пор нет адекватных подходов к решению данной проблемы: как работать с информацией, контентом и различными нематериальными активами, которые из предмета потребления превратились в средство генерации дохода (на основе их трансформации для дальнейшей перепродажи). Проблема сегодня проигнорирована рынком телекоммуникаций и загнана в дальний угол (например, развитие IP-телефонии, программных телефонных коммутаторов и многих других технологий положено «под сукно» до лучших времен).

3. Переход к «самоорганизации» рынка. Растущее дерегулирование рынка телекоммуникаций, расширение конкуренции и натиск новых технологий привели к крайне затруднительному управлению рынком телекоммуникационных услуг и телекоммуникационных ресурсов. Тарифная политика, лицензирование, сбалансированное развитие сегментов (междугородной, местной, проводной, беспроводной и прочей связи), прогнозирование экономического развития отрасли и т.п. не имеют сегодня четкого научного (рационального) фундамента и поэтому никоим образом не устраивают государственные органы, отвечающие за стабильное и социально ориентированное развитие отрасли и экономики. Вместе с тем рынок постепенно самоорганизуется – примером может служить развитие глобальной сети Интернет, которая никем не регулируется, никем не управляется, но при этом на базе единого сетевого протокола IP обеспечивает взаимодействие различных технологий, узлов и сервисов для предоставления потребителям все более широкого спектра услуг – начиная от электронной почты и хостинга информационных ресурсов и вплоть до интернет-коммерции и интернет-трейдинга.

3. Фаза транзакционного трафика – развитие этой фазы началось уже давно, еще в эпоху телефонных сетей, в виде обслуживания банковских и финансовых приложений, однако не приобрело пока массового характера из-за отсутствия единого протокола проведения операций (транзакций) на базе телекоммуникационных сетей. Тем не менее эта фаза является сегодня главной в сегодняшнем развитии телекоммуникационного рынка. Рост рынка за счет голосового трафика и трафика данных постепенно себя исчерпывает, нужны функционально новые услуги, способные заполнить огромную пропускную способность сегодняшних телекоммуникационных сетей.

Транзакционный трафик – это трафик, который приводит к созданию добавленной стоимости. Фактически эта фаза характеризует собой превращение телекоммуникационных услуг из предмета потребления в средство производства стоимости, когда каждый потребитель сетевых услуг потенциально становится производителем сетевых сервисов. Это постепенно начинает проявляться в развитии различных систем электронной коммерции и электронного бизнеса, развертываемых сегодня на базе сети Интернет.

Самым ярким примером транзакционного трафика можно считать продажу различного контента (информационного, интеллектуального, инновационного, аналитического и пр.) на базе телекоммуникационных сетей (сетей мобильной связи, Интернета и т.п.). Особенностью контента как товара является то, что кроме содержательной предметной части он несет в себе потенциал добавления стоимости (в виде различного стандартно отформатированного знания или удовлетворения потребности), а также логическую цепочку правообладания, обеспечивающую возможность обращаться с этим контентом как с объектом авторского права, автоматически производя начисление авторских вознаграждений всем участникам цепочки правообладателей при каждой автоматизированной операции (транзакции) продажи контента.

4. Фаза контент-трафика – связана с огромными возможностями по развертыванию на базе телекоммуникационных сетей всевозможных систем стоимостного обмена разнообразным контентом – информационно-интеллектуальными ресурсами (информацией, знаниями, нематериальными активами, интеллектуальной собственностью, авторским правом и т.п.), находящимися под контролем пользователей. Хотя, конечно, полный контроль за контентом (особенно знаниями, интеллектуальной собственностью и авторским правом) вряд ли на практике возможен, особенно в режиме свободного распространения и автономного использования, так как в результате использования интеллектуальной собственности и знаний постоянно синтезируются и создаются новая интеллектуальная собственность и новые знания с более широкими возможностями.

Вместе с тем, как правило, интерес представляет не сама интеллектуальная собственность, а возможность получения прибыли на основе этой собственности. Поэтому весьма перспективным выглядит размещение различного вида контента (нематериальных активов) в глобальных сетях в сочетании с транзакционной системой финансовых инструментов и моделью «затраты – выпуск» в рамках организованных экономических структур (виртуальных предприятий, организованных экономических полей, организованных рынков), которые обеспечивают гарантированные выплаты и гарантированные объемы потребления контента в процессе хозяйственной и экономической деятельности.

5. Фаза тематически структурированного трафика – которая характеризует собой переход к генерации трафика в рамках и для нужд организованных экономических формирований (организованных рынков, организованных экономических полей, виртуальных сообществ и т.п.), что предполагает осуществление обмена информацией и проведение транзакций в более интеллектуальных и структурированных форматах, нежели унифицированный, но малоинформативный формат электронной почты или текстовых электронных сообщений.

Аналогичные примеры фаз развития и наличия диалектических противоречий можно привести для рынков пищевых продуктов, автомобилестроения, рынка биотехнологий, вычислительной техники и т.д.

 

 

Ростки постиндустриальной идеологии: логические принципы и формализация экономического взаимодействия виртуальных сетевых экономических сообществ

 

Разберем вопросы формирования идеологических принципов постиндустриальной системы экономических отношений на конкретном, но тем не менее методологически достаточно объемлющем примере – на примере понятия интеллектуальной функциональной экономической среды (ИФЭС), обеспечивающей новые стандарты управления ресурсами и новые формы организации экономического взаимодействия. В рамках ИФЭС обеспечиваются необходимые условия анализа и синтеза решений в устойчивых динамических схемах рыночного взаимодействия субъектов предпринимательства в любой отрасли экономики и для любых экономических процессов – будь то промышленное производство или коммерческое распространение интеллектуальной собственности. На практике ИФЭС реализуют основные три функции, необходимые для дифференциации и интегрирования процессов добавления стоимости в сегодняшних экономических моделях, а именно: функции информационного обеспечения, организации виртуального взаимодействия и обеспечения транзакций.

Главным и принципиальным отличием ИФЭС от традиционных экономических теорий и методов является то, что она позволяет осуществлять управление не только материальными, но и нематериальными ресурсами (информацией, знаниями, интеллектуальной собственностью, авторским правом, документами, деривативами, инновациями, гудвиллом и т.п.) на основе самосинтезируемых операционных и управляющих функций. То есть, другими словами, сегодня ощущается настоятельная необходимость в фазовом переходе от системы коммерциализации материальных ресурсов (ресурсов, которые требуют восполнения при их использовании), развернутой в виде системы рыночных отношений индустриального периода, к созданию системы коммерциализации нематериальных ресурсов (ресурсов, которые хотя и лежат в сфере «виртуального» использования, но приводят к созданию реальной стоимости и не требуют физического восполнения при их использовании), что является характерным требованием постиндустриальной экономики. При этом система коммерциализации нематериальных ресурсов предполагает развертывание как директивных, так и самоорганизационных механизмов управления, а также функциональной среды по самосинтезированию операционных и управляющих функций на основе выбранных форматов, протоколов и правил функционального взаимодействия.

ИФЭС представляет собой электронную среду, в которой создается инфраструктура для развертывания и реализации разнообразных операционных функций, обеспечивающих коммерциализацию различных нематериальных активов. Происходит это на основе представления любого нематериального актива в виде электронного контента, который затем обращается, перемещается и трансформируется как обычный ресурс (товар) и может использоваться как для собственных нужд (для потребления), так и для производства добавленной стоимости. С этой точки зрения, например, актуальная сегодня тема электронного документооборота выглядит уже не просто как автоматизация делопроизводства и бизнес-процессов, а как возможность использования знания (контента), которое содержится в электронных документах, для функционализации (создания, изменения и реализации различных функций) бизнес-процессов с целью достижения определенных экономических целей.

 

 

Определение интеллектуальной функциональной экономической среды (ИФЭС)

С целью противостояния давлению и флуктуациям рынка задачей ИФЭС является предоставление всем пользователям ИФЭС на основе технологий электронного бизнеса и существующей нормативно-правовой базы услуг по выявлению, измерению, регистрации, накоплению, обобщению, сохранению и передаче коммерческой информации о деятельности предприятий (с учетом текущих операций и будущих обязательств) как внешним, так и внутренним пользователям для принятия решений об организации коллективного рыночного взаимодействия. ИФЭС реализуют основные три тезаурусные массива, необходимые для дифференциации процессов добавления стоимости в сегодняшних экономических моделях, а именно тезаурусы информационного обеспечения, организации виртуального взаимодействия и обеспечения транзакций. Реализация указанных тезаурусных массивов в ИФЭС осуществляется на основе широкого спектра электронных сервисов: коммуникационных, информационных, транзакционных и прикладных, обеспечивающих создание операционно, информационно и коммуникационно связанных функций, из которых формируются разнообразные производственно-экономические системы, оптимизирующие управление ресурсами в режиме реального времени в непредсказуемых условиях рынка [6].

Концептуальную модель интеллектуальной функциональной экономической среды (ИФЭС), которая предназначена для организации экономического взаимодействия субъектов хозяйствования при глобализации рыночных отношений, можно представить в виде таблицы (см. табл. 2).

Интеллектуальная функциональная среда, предназначенная для организации экономического взаимодействия, не является системой, это операционная плоскость на платформе различных наборов информационных сервисных приложений и услуг, использование которых позволяет выстраивать функциональные возможности по созданию производственной, экономической, коммерческой деятельности с учетом бизнес-перспективы. При этом приоритетное участие каждого отдельного индивидуума предоставляет возможность определения, интерпретации и оперирования своей точкой зрения, выражения своего личного видения с позиций будущей деятельности экономической выгоды и устойчивости развития. По сути, ИФЭС – это упоминаемый у Пригожина И. [9] «организационный контекст», в который «погружаются» чувствительные к воздействиям неравновесные системы (в том числе и системы с «виртуальным» менеджментом).

Примерами ИФЭС являются электронные торговые площадки, порталы Е-бизнеса и Е-коммерции (например, www.e-center.com.ua) и т.п., имеющие интеграцию с транзакционными системами.

Акцент на экономические методы для анализа и синтеза взаимодействия участников ИФЭС (виртуального сообщества) выбран здесь неслучайно. Методы экономики являются наиболее востребованными и разнокачественными, они составляют основу ведения бизнеса – деятельности, имеющей целью получение прибыли. Эта деятельность, направленная на получение прибыли на основе создания добавленной стоимости, сегодня характеризуется значительной долей иллюзорности в направленности современной экономической мысли и лишь в небольшом количестве имеет реальное воплощение в виде материальных производственных процессов.

Конечно, материальное производство по своей природе должно рассматриваться через призму рациональности, а рациональность в экономике всегда оценивается размером полученной прибыли. Поэтому создание электронного сообщества (виртуального сообщества) в многоаспектной динамике социального развития должно опираться на принципы экономики, чтобы иметь возможность оценки, анализа и управления этим развитием. С другой стороны, учитывая все большую глобализацию, необходимо постоянно минимизировать производственные затраты на основе создания и использования разнообразных нематериальных активов, чтобы обеспечить всестороннее развитие общественных экономических отношений в рамках требований новой эпохи.


 

Таблица 2. Концептуальная модель интеллектуальной функциональной экономической среды

 

Уровни экономических сервисов

Уровень 1

Управление корпоративными структурами и предприятиями

Уровень 2

Управление экономической политикой (по ВЭД)

Уровень 3

Управление ресурсами (по видам)

Уровень 4

Управление логистикой

Уровень 5

Управление качеством

Уровень 6

Управление нематериальными активами

Уровень 7

Управление знаниями

Уровни информационных сервисов

Уровень 7 (синтез) – Оптимизация активов (финансовых инструментов), ресурсов на основе блоков транзакц. системы

Управление финансовыми инструментами предприятий (активами, обязательствами, собственным капиталом, деривативами) на основе унифицированных форматов обмена данными

A71

Создание обратных связей на основе финансовых инструментов для обеспечения устойчивости экономики

A72

Оптимизация финансовых инструментов на основе расчетно-клиринговой и транзакционной системы

 

A73

Управление цепочками поставок товаров и услуг на основе финансовых инструментов

A74

Системы тотального управления качеством на основе стандартов и финансовых инструментов

 A75

Моделирование и оптимизация обращения и использования нематериальных активов на основе финансовых инструментов

 

A76

Моделирование и оптимизация использования знаний на основе финансовых инструментов

A77

Уровень 6 (синтез) – Оптимизация экономических трансформаций на основе блоков транзакц. системы

Максимизация локальной прибыли на основе динамической оптимизации корпоративных структур в рамках модели ведения бизнеса в реальном времени

A61

·    Оптимизация финансово-инвестиционной политики

·    Оптимизация налогообложения

A62

·   Оптимизация управления ресурсами

·   Оптимизация банковской и финансовой системы

·   Оптимизация процессов внедрения инноваций

·   A63

Управление и оптимизация цепочек поставок товаров и услуг (например, ECR – Efficient Consumer Response)

 A64

Системы управления качеством продукции/ услуг, рабочих и бизнес-процессов

 

 A65

Моделирование и оптимизация обращения и использования нематериальных активов

 

 

 

A66

Моделирование и оптимизация использования знаний

 

 

A67

Уровень 5 (анализ) – Анализ и прогноз

Анализ и прогноз внутрикорпоративных структур:

• денег;

• товаров;

• труда;

• капитала (инвестиций)

A51

Анализ и прогноз рынков:

• денег;

• товаров;

• труда;

A52

• капитала (инвестиций)

Анализ ресурсов:

• финансовых;

• сырьевых;

• трудовых;

• производственных;

• инвестиционных

A53

Контроль цепочек поставок товаров и услуг

 

A54

Системы контроля качества продукции/услуг, рабочих и бизнес-процессов

A55

Анализ и прогноз обращения и использования нематериальных активов

 

 

A56

Анализ и прогноз использования знаний

 

 

A57

Уровень 4 (анализ) – Мониторинг

Мониторинг рынков:

• денег;

• товаров;

• труда;

• капитала (инвестиций)

A41

Мониторинг интегральных показателей и баланса отраслей и регионов

A42

Мониторинг ресурсов, баланса ресурсов (продовольствие, энергоресурсы, транспорт)

A43

Мониторинг цепочек поставок товаров и услуг

A44

• сертификация

• экспертиза

 

A45

Мониторинг обращения и использования нематериальных активов

 

A46

Мониторинг использования знаний

 

A47

Уровень 3 (операции) – Транзакционная экономич. система (обеспечение проведения электронных операций в сочетании с автоматизацией бухучета и статотчетности)

Удлинение производственных и бизнес-циклов (вплоть до потребителя) для уменьшения рисков и затрат

 

 

A31

Клиринг и взаиморасчеты между субъектами хозяйствования

 

 

A32

Обмен обязательствами и финансовыми инструментами

 

 

 

A33

Система материально-технического снабжения и дистрибуции товаров и услуг

A34

• стандартизация

 

 

 

 

 

A35

• система стоимостного обмена информацией, находящейся под контролем пользователя

• система авторских начислений за использование интеллектуальной собственности

• цифровые активы

• товарные деривативы

A36

Система стоимостного обмена знаниями

 

 

 

A37

Уровень 2 – Нормативно-правовое обеспечение операций

Нормативно-правовое обеспечение деятельности предприятий и корпоративных структур

A21

Нормативно-правовое обеспечение отраслей экономики

A22

Нормативно-правовое обеспечение управления национальными ресурсами

A23

Нормативно-правовое обеспечение логистики (таможня, налоги, пр.)

A24

Нормативно-правовое обеспечение качества и защиты потребителей

A25

Нормативно-правовое обеспечение нематериальных активов (интеллектуальная собственность, деривативы и т.п.)

A26

Нормативно-правовое обеспечение использования знаний

A27

Уровень 1 – Предметный тезаурус, знания

Предметные знания, учебные ресурсы

A11

Предметные знания, учебные ресурсы

A12

Предметные знания, учебные ресурсы

A13

Предмет. знания, учеб. ресурсы

A14

Предметные знания, учебные ресурсы

A15

Предметные знания, учебные ресурсы

A16

Предмет. знания, учеб. ресурсы

A17

 


Концепция виртуального сетевого экономического сообщества

 

Принципы создания электронного сообщества должны учитывать различные платформы идейности, знаний, взглядов, заложенных культурных побуждений человеческого существа, предвосхищающих выход практического умения к действию (реальной инициации).

Интеллектуальная функциональная экономическая среда (ИФЭС) требует особой смысловой и философской трактовки, своей особой информационной парадигмы, которую можно представить в следующей формулировке:

1. Любая экономическая операция, обладающая объективностью, рассматривается как функциональная цепочка, состоящая из различных используемых знаний (нематериальных активов).

2. Представленные в ИФЭС знания (нематериальные активы) уложены в виде структурированного контента (информационно-интеллектуального тезаурусного ресурса) в соответствующие интеллектуальные ячейки на основе унифицированных форматов, что дает возможность проведения формально-математического электронного (онлайнового) анализа и синтеза разнообразных цепочек знаний, тождественных экономическим операциям.

В процессе функционирования электронного сетевого экономического сообщества ИФЭС возникает обмен различной информацией и проведение множества операций между участниками рынка, что можно характеризовать как движение контента – разнообразных нематериальных активов (информации, знаний, авторского права, «цифровых» активов, обязательств, деривативов и т.п.) – между ячейками таблицы 2.

Перемещения контента по ячейкам таблицы 2, когда происходит не только перемещение содержания ячеек – контента, но и изменение природы (тезауруса) этого контента – переход из одной формы в другую (на основе синтеза), называется контент-трафиком ИФЭС.

Электронный контент знаний (нематериальных активов), находящийся в форматированном виде в определенных ячейках ИФЭС, выступает также в качестве меры для оценки успешного проведения экономической операции при условии правильного его сочетания. В свою очередь, сама состоявшаяся экономическая операция может быть разложена на знания, находящиеся в определенных ячейках виртуальной среды ИФЭС. Поэтому ИФЭС можно представить в виде «интеллектуального» соединения областей экономического знания. Это «интеллектуальное» соединение постоянно пополняется на основе нового контента и связано с практическим применением, включая обратные связи, основанные на «цифровых» активах, которые используются, развиваются, но не расходуются. Пополнение знаний в ячейках ИФЭС происходит также за счет отслеживания (трассирования) прохождения информации, содержащей контент-анализ ячеек и операций.

Такой процесс организации экономического взаимодействия на основе виртуальных операций и движения контента (нематериальных активов) в среде ИФЭС обеспечивает ускоренное развитие экономических предметных тезаурусов и стимулирует выравнивание экономики за счет направленности и ускорения перехода знания в практику, а практики – в знания.

 

Реализация операций и бизнес-циклов в ИФЭС

Логика реализации операций экономического взаимодействия в ИФЭС содержит следующие стадии:

– построение силлогизма как вывода из суждения о предстоящем экономическом действии, представляющего собой основу для оценки доказываемого или опровергаемого действия с точки зрения его экономической направленности;

– построение цепочки (модели), состоящей из набора знаний (ячеек табл. 2), расположенных в надлежащем порядке в соответствии с выбором субъекта предпринимательства;

– практическое воплощение цепочки знаний, которое проходит в виде представления последовательности процессинговых форматов тразакционной системы;

– разбиение практического применения (последовательности процессинговых форматов тразакционной системы) на составные модули с учетом сложившихся факторов его применения для проведения контент-анализа;

– замена в функциональной цепочке экономической операции однотиповых ячеек знания на другие, что приводит к новой конфигурации функционала знания (то есть новую конфигурацию получения прибыли) и подразумевает новое практическое применение этой цепочки.

Замыкая цепочку «знание – практика – новое знание», ИФЭС позволяет реализовать движение по спирали для экономического потенциала участника рынка, направленное к новым функциональным платформам экономического взаимодействия в ходе эволюционного развития. В этом случае ИФЭС в общедоступном понимании представляет собой отражение (в результате моделирования) на дисплее компьютера разнообразных, составленных и реализованных цепочек экономических операций, что позволяет на качественно другом уровне сглаживать негативные последствия от применения определенного рода знаний (нематериальных активов) на экономическую ситуацию (в отрасли, регионе и т.п.).

 

Информационный синтез операций экономического взаимодействия

Для описания информационного сообщества ИФЭС как рациональной среды необходимо использовать диалектические принципы, которые позволят определить логические формы и последовательности применения описанных выше стадий взаимодействия. Этот процесс можно наглядно проследить на информационном синтезе операций взаимодействия участников сообщества, который можно рассматривать как применение знания в форме разнообразных упорядоченных последовательностей его использования на основе таблицы 2.

Формы применения знаний, заложенные в таблице 2, имеют две координатные оси, характеризующие информационные и экономические сервисы, которые подразделяются на следующие уровни.

1. Экономические сервисы

Уровень 1. Управление корпоративными структурами и предприятиями.

Уровень 2. Управление экономической политикой.

Уровень 3. Управление ресурсами.

Уровень 4. Управление логистикой.

Уровень 5. Управление качеством.

Уровень 6. Управление нематериальными активами.

Уровень 7. Управление знаниями.

2. Информационные сервисы

Уровень 1. Предметные тезаурусы, знания.

Уровень 2. Нормативно-правовое обеспечение операций.

Уровень 3. Транзакционная система (обеспечение проведения электронных операций в сочетании с автоматизацией бухучета и статотчетности).

Уровень 4. Мониторинг.

Уровень 5. Анализ и прогноз.

Уровень 6. Оптимизация экономических трансформаций.

Уровень 7. Оптимизация активов (финансовых инструментов).

Уровни 4 и 5 информационных сервисов – это уровни анализа, уровни 6–7 – генерация цепочек (синтез). На основе анализа складываются цепочки (осуществляется синтез), после синтеза неизбежно следует анализ экономических процессов.

В электронном сообществе, в частности в ИФЭС, информационная логика стремится к тому, чтобы выработать модель (технологию) познания, способную перейти от выводов (силлогизмов), полученных с помощью веб-сервисов таблицы 2, к формированию суждения, которое приводит к построению модели действия и практического применения. Поэтому диалектику среды ИФЭС можно рассматривать как искусство интеллектуального создания на основе таблицы 2 виртуальной последовательности операционных форм, позволяющей составить определенную модель (функцию) экономической операции и за счет транзакционного действия (электронных сообщений, электронной подписи, электронных изменений контента ячеек и т.п.) превратить ее в реальную операцию.

 

Функциональная логика ИФЭС

Теория доказательства и процедуры логического и операционного преобразования электронного контента в функциональных ячейках ИФЭС строится на следующих основных положениях:

1. Доказательство должно опираться только на истинные, общие, необходимые, утвердительные суждения, определенные местом, временем, обстоятельством (например: 1) цены на такое-то изделие в таком-то регионе через полгода снизятся на 10%, поэтому отсрочка покупки этого изделия на полгода может обеспечить экономию средств; 2) цены на такое-то изделие снижаться не будут – будет увеличиваться функциональность, а уровень цен оставаться неизменным, поэтому можно не медлить с покупкой изделия, так как его функциональность в любом случае является избыточной и не прибавляет экономического эффекта и т.д.).

2. Все суждения (операционные правила, схемы), включаемые в доказательство, должны быть однородными, то есть все они должны относиться к одному предмету [2].

3. Суждения необходимо выражать в универсальных терминах – начиная с самых общих и далее следуя по нисходящей линии вплоть до конкретных частных случаев.

4. Использование суждений (операционных правил, схем) по большей части носит либо определительный, либо ограничительный характер. В последнем случае чаще всего они принимают форму последовательного деления на классы, каталоги, понятия, термины и пр., которые, в свою очередь, разбиваются на элементы подклассов, подкаталоги, подмножества и др.

Планирование, моделирование и реализация операций происходит следующим образом:

1. Вначале определяется общий предмет операции (например, доставка товара).

2. Затем общий предмет операции делится на части в соответствии с таблицей 2.

3. Каждая из составных частей операции делится до элементарной «клеточки» ячеек таблицы 2.

4. Это детальное представление операции накладывается на транзакционную систему и проверяется коэффициентами устойчивости (что на формальном языке означает определение функционала операции), после чего выполняется ее практическая реализация.

5. После практического воплощения операции в нее вводятся поправки, а полученные изменения снова проверяются коэффициентами устойчивости (снова определяется функционал операции).

6. Выравнивание отклонений, происходящих при реализации смоделированных операций, происходит на последующих циклах практического выполнения на основе уменьшения последствий от влияния отрицательных факторов.

Все перечисленные правила построения функций по работе с экономическими операциями в среде ИФЭС могут быть реализованы на основе многофункционального интерфейса, например «бизнес-монитора» [8].

В процессе функционирования ИФЭС закладывается следующая последовательность применения знания:

1. Целевая функция ИФЭС: знания (нематериальные активы), представленные в ИФЭС и связанные с практическим применением, направлены на создание структуры менеджмента бизнес-процессов.

2. Идея (бизнес-идея) составляет воплощение компоновки ячеек знаний (нематериальных активов), связанных с практическим применением.

3. Идея представляет собой виртуальную реализацию практического применения цепочки знаний.

4. Виртуальная реализация изображается путем составления схемы функциональности виртуального менеджмента, направленного на практическую реализацию цепочки знаний.

5. Стремление к практической реализации является основой компоновки различных контент-ячеек в цепочки (синтез) знаний, связанных с практическим применением.

6. Объектом и целью идеи в ИФЭС является хорошее соединение (синтез) как функциональных, так и аналитических цепочек знания.

7. Товар (нематериальный и материальный актив) в ИФЭС является объектом в той мере, в какой он представлен в транзакционной системе и отображен в виде функциональной цепочки «виртуального» менеджмента [8].

8. Цель экономического процесса определяется в той мере, в какой она отражается последовательностью применения ячеек (функциональной цепочкой) ИФЭС.

9. Реализация бизнес-процесса (функциональной цепочки) в ИФЭС осуществляется упорядоченной процедурой либо на основе интеллектуальных действий индивидуума, либо автоматически за счет электронных программ.

10. ИФЭС позволяет оперировать с различными элементами: действующим носителем идеи (субъектом предпринимательства), объектами, следствиями и составными частями знания, которые определены ячейками самой ИФЭС.

11. Знание является действующим носителем тогда, когда оно производит следствия, вытекающие из идеи.

12. В ИФЭС материализация знания происходит тогда, когда действующий носитель (субъект предпринимательства) создает свою схему «виртуального» функционального менеджмента или соединяется с другими субъектами и их сгенерированные знания (функциональные цепочки) связываются с практическим применением.

13. Эффект, произведенный субъектом предпринимательства в форме его виртуального менеджмента или соединенный с другими субъектами и их виртуальным менеджментом, представляет собой реальное воплощение бизнеса.

14. ИФЭС имеет два типа операций над ячейками (или возможных взаимодействий ячеек), связанных с применением знаний, – синтез цепочек и анализ цепочек.

15. Цепочка (синтез) – это восходящий иерархический переход от простых частей форматов ячеек ИФЭС к композиционной сумме, которую она составляет.

16. Анализ цепочек представляет собой упорядоченный регресс от композиции (синтеза) к простым частям форматов контента ячеек ИФЭС, на которые они могут разложиться.

17. В ИФЭС предполагается три процесса движения: от синтеза цепочки – к анализу, от анализа цепочки – к синтезу, либо их совмещение (готового блока синтеза и части формата анализа, что обеспечивает транзакционность).

Таким образом, существует несколько форм представления бизнеса в ИФЭС, а также способов их применения. Знание или идея реализуются в ИФЭС, что предполагает их представление в форме менеджмента, а также в агрегированном виде в операционном пространстве транзакционной системы.

Действие «виртуального» менеджмента в ИФЭС [8] является реализацией (воплощением) следствия идеи. ИФЭС скомпонована из набора определенных международных стандартов, что предоставляет возможность действия в социальном формате, она создает оболочку направления социально значимого действия и представляет собой ресурс знаний, из которых действие извлекает следствие, связанное с идеей.

Предметные знания, представленные в ИФЭС и направленные на практическое применение, обеспечивают субъектам предпринимательства широкие возможности концентрированно и правильно мыслить – то, с чем схоласты связывали понятие «дисциплины».

В качестве общего диалектического вывода по поводу идеологических принципов ИФЭС можно сказать, что диалектика ИФЭС – это искусство мыслить сообразно правильному применению знаний, заложенных в ячейках ИФЭС.

 

Реализация экономических функций и структурирование взаимосвязей в ИФЭС

ИФЭС представляет широкие возможности по реализации механизмов самоорганизации при выстраивании экономических функций (политик, стратегий и т.п.), а также структурировании взаимосвязей субъектов рынка на основе учета изменений различных факторов.

А именно диссипативность [9] интеллектуальных ресурсов ИФЭС (временная структуризация в процессе «виртуального» менеджмента ИФЭС), возникающая при пересечениях траекторий развития информационных и экономических сервисов, позволяет практически реализовать использование подходов рекрематики [11], а также позиций о так называемых фракциях и фракциональной изменчивости, отражающих смену условий как вертикальной, так и горизонтальной направленности [8].

Л.Ф. Никулин и А.Ю. Егоров в своей работе [11] приводят как свои, так и И. Пригожина [9] варианты диалога типа «человеческий фактор – человеческий фактор»:

– при последовательном диалоге по Пригожину [9] – «функция « структуризация ± флуктуация» (под флуктуацией понимается шок в самоорганизованных неравновесных системах [11]);

– при параллельном диалоге с диссипативностью попарных отношений по Никулину, Егорову [11]: «структуризация « функция « флуктуация».

ИФЭС представляет возможность реализации этих двух вариантов посредством самоорганизованности выбора движения или с использованием ячеек синтеза (уровни 6, 7 информационных сервисов), или движение менеджмента, основанного на анализе (уровни 4–5 информационных сервисов) в таблице 2.

ИФЭС при ее конструктивном представлении приводит к неожиданному выводу о равноправном (выборном, от ситуации) существовании необратимости эволюционирования («от функции – к структуризации» по Пригожину [9] и «от структуризации – к функции» по Никулину, Егорову [11]).

При этом, по нашему мнению (что видно из таблицы 2), имеет место совсем не обычный, третий вид структурирования как попарных отношений, так и экономических политик в горизонтальных и вертикальных видах взаимодействия [8].

 

Функция « Структуризация « Флуктуация

           ­¯        ­¯

Структуризация « Функция « Флуктуация

 

То есть источником устойчивости в ИФЭС является флуктуация как «шок» в самоорганизационных неравновесных системах, как ее определяют Егоров, Никулин [11], или «виртуальный» менеджмент – как реальное действие в организационном контексте ИФЭС, в который «погружены» неравновесные системы виртуального предпринимательства.

 

Использование методов формальной логики в ИФЭС

Как известно, к формальной логике относятся правильные модусы, которые предназначаются для обоснования так называемых условно-категоричных умозаключений, то есть суждений из других суждений.

В свою очередь, суждения, из которых выводят новое суждение, стираются предпосылками (транзакционная система суждений), а промежуточные выводы – выводами-«заключениями» (транзакционная система выводов).

Информационный уровень 3 в ИФЭС (табл. 2) – «транзакционная система» – предоставляет возможность в агрегированном виде отображать суждения, учитывать посылки, промежуточные выводы, то есть выстраивать рекрематическое (сквозное) прохождение как суждений, так и выводов в соответствии с 1–7 уровнями экономических сервисов.

При этом одна из предпосылок экономических сервисов признается условным суждением, другая – суждением категоричным, а выводы представляются категоричными суждениями.

Л.Ф. Никулин, А.Ю. Егоров [11], основываясь на работах Л. Заде[12], К. Танаки [13], выстраивают модели попарных отношений на двух «обобщенных» правилах логики – «модус поненс» (или конструктивный модус – согласие с условной предпосылкой порождает необходимость согласия с ее следствием) и «модус толленс» (или деструктивный модус – отрицание следствия условной предпосылки порождает отрицание ее основания).

При этом авторы доказывают, что в горизонтальных самоорганизационных системах основным модусом является «модус толленс», который представляет собой качество этапирования процессов – от феноменов к структуризации, а затем к функционированию, в отличие от «модус поненс» – от функции к структуризации.

В ИФЭС конструктивный «модус поненс» «работает», когда процесс менеджмента идет от синтеза (уровни 6, 7) к анализу (уровни 4, 5), а «модус толленс» – деструктивный в обратном направлении.

Таким образом, ИФЭС позволяет связать все системообразующие части экономического моделирования, а именно диссипацию экономической системы (временную горизонтальную структуризацию), экономические функции (политики, стратегии и т.п.), а также ресурсную структуризацию (контент ячеек информационных и экономических сервисов) в один операционный функциональный интерфейс виртуального действия менеджера, что обеспечивает процесс самоорганизационной структуризации экономики. С другой стороны, ИФЭС предоставляет широкие возможности по комбинированию различных логических модусов для создания различных форм взаимодействия, корпоративного управления, попарных отношений различных субъектов электронной сделки и т.п. в разрезе заложенного аналитического и синтетического (функционального) контента экономических политик.

 

Выводы. Этапы развертывания новых идеологических принципов

Реализация новых идеологических принципов в практику экономических отношений опирается на реализацию стандартов постиндустриального экономического взаимодействия, внедрение которых можно условно разделить на следующие фазы:

1. Фаза информационного взаимодействия предприятий на основе стандартов обмена деловой, коммерческой и финансовой информацией в рамках глобальных сетей.

2. Фаза транзакций и операционного взаимодействия на основе телекоммуникационных сетей.

3. Фаза кооперации и экономического взаимодействия в рамках социально-экономических программ, организованных экономических формирований, колаборационных систем и глобального рынка.

Новые идеологические принципы составляют платформу для формирования методологии внедрения новых технологий, методик, которые определяют адекватные формы и рамки использования инноваций, без чего невозможно получение экономического и социального эффекта и восприятие новых технологий обществом.

В качестве практического применения представленная в статье идеология и функциональная логика реализуются в украинском сегменте Межгосударственной программы создания сети информационно-маркетинговых центров для продвижения товаров и услуг на рынки стран-участниц СНГ до 2005 года.

 

 

Литература

 

1. Покровский Н.Е. Ранняя американская философия. Учебное пособие для гуманитарных факультетов ун-тов. – М.: Высшая школа, 1989. – 246 с.

2. Попов П.С., Стяжкин Н.И. Развитие логических идей в эпоху Возрождения. М., 1983.

3. Мень А. История религии: В поисках Пути, Истины и Жизни. М.: Мирос, 1994. – 184 с.

4. Anon R. La Sutte de clase. Nouvelles Iecoms sur les societes industrielles, Paris. 1967, hh.13–14.

5. Touraine A. La societe post-industrielle. Paris. 1969, p.68.

Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество. М.: Прогресс, 1960. – С. 87–88.

6. Ратушин Ю.А., Поленок С.П. Использование функциональной среды www.е-center.соm.ua для организации экономического взаимодействия в условиях постиндустриального развития. // Финансовые риски, 2004. №1, стр.

7. Поленок С.П., Ратушин Ю.А. «Виртуальный» менеджмент – управление ресурсами на основе интеллектуальных функциональных экономических сред. // Финансовые риски, 2004. – №2, с.

8. Пригожин И., Стенгер И. Время, хаос, квант. М.: Прогресс, 1994. – С. 57–86.

9. Леонов М.Г. Как приручили дикий флеш. // Природа,1988. – №9, с. 44–45.

10. Никулин Л.Ф. Егоров А.Ю. Виртуальный мир современного менеджмента. – М., 2000. – 410 с.

11. Заде Л. Понятие лингвистической переменной и его применение к поиску приближенных решений. – М.: Мир, 1976. – С. 11–136.

12. Танака К. Итоги рассмотрения факторов неопределенности и неясности. Нечеткие множества и теория возможностей. // М.: Радио-связь, №186. – С. 42–44.